На главную CleverDog – сайт о собаках
 
CleverDog для КПК
  Новости | Ветклиники | Ветаптеки | Зоомагазины | Породы | Форум Версия для мобильных устройств
     

Роммель и персидская кошка

 
 
 
  Как обустроить место
  Ошейник, поводок, намордник
  Что же такое «команда»?
  Клички собак
 
  Обучение, игры и лакомство
  №1 сидеть
  №2 лежать
  №3 место
  №4 ко мне
  №5 рядом
  №6 фу!
  №7 намордник
  21 НЕ!
 
  Кормление и рацион
  Калькулятор рациона
  Как стричь когти
  Как чистить уши
  Как мыть собаку
  Как измерить температуру
  Уход за шерстью
 
  Паразиты
  Прививки
  Как делать уколы
  Как делать капельницу
  Болезни и симптомы
  Инструкции к препаратам
 
  Коррекция поведения
  Беговая дорожка для собаки
  Web-камера на страже
  Тест про собак
 
  Рассказы о животных
  Стихи о животных
  Своими руками
 
  Пропала собака!
  Гостевая книга
  Задать вопрос на сайт
  Полезные ссылки
   
   
   
 

На главную > Рассказы... > Дэвид Вонсбро «Коллекция историй» > Роммель и персидская кошка

Я люблю свою собаку. Возможно, потому, что я всегда смутно ощущаю в ней дыхание Анубиса.(1) Надо сказать, в религии отношение к собакам не всегда положительное. Так, чудовищный волк Фенрир внушал ужас викингам в день Последней битвы, когда Змей Мидгарда отпустил кончик своего хвоста и развил свои кольца, когда море должно было выйти из берегов, если волк останется на свободе и поглотит солнце и луну. Однако лишь кожаные обрезки от каблуков каждого из людей на земле могли сдержать его. Посему единственный путь к миру и жизни —
в том, чтобы захватить зверя, когда он невинен или же побуждения его добры.

Пророк писал в Коране, что собаке не место в жилище человека. Причина тому, возможно, была прозаической: допустим, в тот момент, когда он читал проповедь где-нибудь неподалеку от Медины о том, что на все воля Божья, некий пёс избрал его ногу объектом сладострастия. Однако несколько обнадеживает гностический миф о том, что Христос, глядя на тело мёртвой собаки в гниении, с печалью отметил красоту её зубов.

Кошки снисходительно терпят людей, ибо мы даем им пищу, тепло и кров. Но собаки! Собаки любят нас! Преданно любят, с нетерпением ожидая, когда мы придем домой с работы, встречая нас с неизменным восторгом.

Но Роммель, мой далматинец, часто вёл себя, как непостоянная, вероломная шлюха.
(Я назвал его Роммелем, так как мне хорошо запомнились некоторые программы по радио, которые приходилось слышать в детстве. Так, лорд Монтгомери однажды прохрипел, что фельдмаршала Роммеля заметили в сухих долинах Туниса, когда все менее всего этого ожидали. Поэтому мой далматинец с заметными отметинами — тоже Роммель.)

По молодости Роммель был агрессивным, но после того, как его кастрировали, дружелюбие его не знало границ. Он с легкостью мог оставить меня и пойти за первым встречным, если бы тот погладил его. Однако я не мог не любить его игривые ужимки и веселый нрав.

Его же любовь ко мне я мог почувствовать во время прогулок в Стэнморе по переулкам за домами. Там были мусорные баки, которые можно было обнюхивать, и другие собаки,
с которыми можно было общаться. (Как одна собака сказала другой, «быстрее садись, вон идет тот далматинец с холодным носом».) На крыше одного из сараев иногда сидела породистая персидская кошка. Шерсть её была длинной и ухоженной. Кошка красиво изгибалась, склоняла голову и, поскольку сидела она высоко и находилась в безопасности, нередко развлекала себя плевками вниз.

Роммель всегда отличался хорошей прыгучестью и однажды, подпрыгнув, схватил её за горло, стащил с крыши и стремительно исчез с жертвой в зубах. Должно быть, он оказался дома минут на десять быстрее, чем я. Спрятался в конуре. Когда я подошел к дому, у двери стояла женщина. Вид у нее был совершенно несчастный. Мы прошли на задний двор, Роммель выскочил из конуры и приветствовал её, радостно виляя хвостом. Не сдерживая слез, женщина начала рассказывать, что внуки её обожали кошечку, что вся её жизнь была сосредоточена на любимице. Уход за прекрасной шерстью, подготовка к выставкам… Трижды кошечка занимала призовые места, но чего стоят все эти медали, кубки и памятные призы, если семья будет лишена любви этого нежного существа. Кошка была членом семьи. А мы — убийцы, и она намерена обратиться в полицию!

В этот момент из конуры раздалось «мяу». Длинная шерсть спасла кошку от острых зубов,
и, страшно напуганная и помятая, она всё же осталась жива. Она прыгнула мамочке на ручки, затем забралась ей на плечи и попыталась влезть ей на голову. Наверное, кошке казалось, что там безопаснее, хотя она должна была помнить, что Роммель может прыгнуть куда выше. Однако Роммель был в тот момент занят более интересным делом, а именно, исследованием запахов под юбкой хозяйки. Та была настолько счастлива, обретя свою любимицу живой и почти невредимой, что с удовольствием принимала его ухаживания.

Вскоре она попрощалась и пошла домой, Роммель побежал за ней, мне пришлось бежать следом, уговаривая его вернуться и остаться жить со мной. Поэтому, когда за последней битвой между богами и чудовищами последует Рагнарёк — гибель всего мира, а сын Одина Видар отступит и не придёт к нам на помощь, мы должны молиться о том, чтобы волк Фенрир был такой же увлекающейся натурой, как Роммель, и тогда хвост мирового змея завладеет его вниманием.


1. Анубис — божество Древнего Египта, покровитель умерших, изображался в образе шакала или человека с головой шакала.

 

Дэвид Вонсбро, Екатерина Гаевская (перевод).
Спeциально для CleverDog.ru

© При полном или частичном копировании статьи или графики прямая гиперссылка на www.CleverDog.ru — обязательна!

На главную > Рассказы... > Дэвид Вонсбро «Коллекция историй» > Роммель и персидская кошка

 

 

 

А у вас есть собака?

 Есть
 Есть, и не одна
 Да, и др. животные
 Когда-то была...
 Планирую завести
 Нет

 
           
           
 
 
Copyright © 2008–2009 CleverDog
 
 
 
  При использовании любых материалов сайта
прямая гиперссылка строго обязательна!

e-mail CleverDog
                       
      Rambler's Top100